Память храним:
Голосование:
 

Опрос

Ищите ли вы кого-то?

Да
Нет
Мне некого искать
Уже нашел

 
 
Видео:
Фотоматериалы
Реклама:
Реклама:
Яндекс цитирования Rambler's Top100

Любые человеческие ошибки

Любые человеческие ошибкиЗдесь можно в основном согласиться с Р. Иринарховым, который писал следующее: «Огромным просчетом наших военных теоретиков и Генерального штаба, в значительной степени повлиявшим на ход сражений, являлось то, что, по их предположениям, вероятный противник (Германия) первоначально предпримет вторжение на территорию СССР только частью своих сил. Начнутся приграничные сражения, под прикрытием которых и произойдет полное отмобилизование и развертывание основных сил Красной Армии». И далее он столь же справедливо обращает внимание на то, что в результате просчетов в определении дислокации войск «...

основные силы соединений армий прикрытия, находившиеся на некотором удалении от госграницы, уже заранее обрекались на вступление в бой в процессе своего выдвижения на не подготовленных для этого участках обороны».

Конечно, «после драки кулаками махать» легче, и автор этих строк не считает себя умнее наших военных и политических руководителей того времени. В любом сложном деле ошибки и упущения неизбежны, но даже и после происшедших событий вскрыть их в силу различных причин не так уж и просто.

А понять эти ошибки мы обязаны, чтобы знать правду о своей истории и не повторить их больше в том или ином виде. Любые человеческие ошибки, просчеты, упущения являются по своему характеру субъективными явлениями.

Однако они во многом определили объективное преимущество Германии и ее союзников в начале войны: во-первых, в силе развернутых против нашей страны войск и в меньшей мере всех войск, во-вторых, внезапности их первого мощного удара но нашей обороне. Они также обусловили недостаточную общую готовность к войне обороны страны и боеготовность советских войск.

Вместе с тем очевидно, что в числе иных причин указанных слагаемых объективного немецко-фашистского превосходства в начале войны были и вполне объективные обстоятельства, такие, как гораздо большие ресурсные возможности блока фашистских государств с учетом использования ими потенциала оккупированных стран, сложившееся в течение столетий преимущество Германии и большинства европейских стран в научно-техническом и экономическом развитии и создании инфраструктуры, а также более ранее вовлечение Германии в полномасштабные военные столкновения, обусловившее ее опережение в мобилизации, укомплектованности войсковых частей и соединений и более раннем развертывании и сосредоточении для военных действий своих войск.

Как уже отмечалось, объективные факторы неудач Красной Армии в целом имели приоритетное значение. Начальник германского Генштаба сухопутных войск (ОКХ) Ф. Гальдер так описывал в своем дневнике первые результаты внезапности немецкого нападения: «Пограничные мосты через Буг и другие реки всюду захвачены нашими войсками без боя и в полной сохранности.

О полной неожиданности нашего наступления для противника свидетельствует тот факт, что части были захвачены врасплох в казарменном расположении, самолеты стояли на аэродромах, покрытые брезентом, а передовые части, внезапно атакованные нашими войсками, запрашивали командование о том, что им делать.

Можно ожидать еще большего влияния элемента внезапности на дальнейший ход событий в результате быстрого продвижения наших подвижных частей, для чего в настоящее время всюду есть полная возможность».

Генеральское правление

Генеральское правлениеВ то же время в этом списке названы и такие факторы, которые нуждаются в специальном доказывании или более обстоятельном, обосновании, поскольку они не вполне очевидны, например, большая выносливость, закаленность и приспособленность к трудностям длительной и упорной войны советских солдат. Тем не менее их доказывание представляется довольно сложным и при этом не столь уж и безотлагательным делом, поэтому в рамках настоящей работы оно будет кратким.

Объективные содержания закономерности и значения факторы, обусловившие начавшийся в конце 1941 года

Объективные содержания закономерности и значения факторы, обусловившие начавшийся в конце 1941 годаПо степени своего объективного содержания, закономерности и значения факторы, обусловившие начавшийся в конце 1941 года перелом в войне, можно ранжировать приблизительно в следующей приводимой ниже последовательности. Но при этом важно подчеркнуть, что ни один из них не был сам по себе решающим, а некоторые из этих факторов являются довольно спорными но своему характеру и важности.

Публикации Ю. Мухина

Публикации Ю. МухинаВ свою очередь, Д. Павлов, В. Климовских и другие руководители Западного военного округа (фронта) и 4-й армии, войска которых оказались практически полностью разгромлены в первые же дни войны в отличие от войск других округов и армий, также были обязаны поддерживать боеготовность во вверенных им войсках и быть всегда наготове отразить любой удар вероятного противника. Тем более, как все более становится явным, в западные приграничные военные округа из центра приказы и директивы о повышении боеготовности войск и проведении других мероприятий, связанных с возрастанием угрозы развязывания против нашей страны войны, накануне ее начала вес же давались.

Объективный и формализованный подход

Объективный и формализованный подходТакже очень трудно понять причины тех или иных действий или бездействия конкретных должностных лиц в сложных ситуациях грандиозных, массовых, быстро меняющихся событий и т. д. Поэтому даже коллективные усилия вполне объективных исследователей с неограниченными возможностями доступа к архивным данным и воспоминаниям важных участников этих событий не могут дать гарантии абсолютно точных выводов о том, кто и как выполнял свой долг в той или иной ситуации в этот трагический период нашей истории.

Значительные претензии

Значительные претензииЧтобы определение меры указанной их ответственности было верным, надо личный вклад каждого руководителя оценивать, руководствуясь несколькими важными правовыми, научными, логическими, нравственно-этическими и психологическими принципами; 1) кому больше дано, с того и больше должно быть спрошено; 2) каждый отвечает в первую очередь за свое дело, свой участок работы и выполнение своих основных обязанностей; 3) каждый отвечает за свои конкретные поступки, в том числе слова, бездействие и нерадивость; 4) каждый отвечает в соответствии прежде всего с результатами своей деятельности («но плодам их узнаете их»); 5) ответственность должна быть соразмерной форме и степени вины, то есть осознанию и желанию совершения тех или иных поступков и отношению к их результатам. Исхода из этого, автор полагает верным следующим образом расставить основных виновников трагедии СССР 1941 года, учитывая но мере возможности объем, характер и степень их исторической вины.

Стремление к победе

Стремление к победеХотя решающими факторами военных неудач Красной Армии в 1941 году были объективные обстоятельства, что выше автор уже довольно подробно обосновал, наши люди были, как водится, тоже не без греха. Более того, многие ошибки и упущения советских военных и политических руководителей, конечно же, самым серьезным образом повлияли на неудачное для нашей страны развитие событий в этот период.

Характерные ошибки и искажения истины

Характерные ошибки и искажения истиныМожно найти, конечно, и другие не менее резкие и в то же время характерные ошибки и искажения истины, довольно часто встречающиеся и поныне в трудах об этой великой войне. Более того, в последние 15-20 лет в нашей стране резкость высказываний, крайность позиций и сила некоторых заблуждений в публикациях о войне в целом даже увеличились, что вызвано предоставлением большей свободы в проведении исследований и публикации трудов о войне, с одной стороны, и обострением идеологического и политического противостояния, а также кризисными явлениями в жизни нашего общества, с другой стороны.

Игнорирование реальных политических ориентации

Игнорирование реальных политических ориентацииТанковый и авиационный перекос в оценке сил и средств сторон, причем чаще всего состоящий в явном увлечении количественной стороной этого фактора, в то время как танки или самолеты, хотя и имели огромное значение в войне, сами по себе в отдельности исхода основных сражений не предрешали, не говоря уже о том, что часто сами данные о количестве танков, самолетов сильно преувеличивались или преуменьшались, как и их отдельные боевые и технические характеристики; кроме того, техника не появляется случайно, однажды, как но мановению волшебной палочки, а создается людьми и ими же эксплуатируется, то есть кадровый потенциал, а также уровень научно-технического развития и объем реально освоенных ресурсов в стране в любом случае важнее, чем число танков или самолетов, оказавшихся в большем количестве у какой-либо из сторон в тот или иной период длительной крупномасштабной войны; Недооценка огромного значения в войсках противоборствовавших сторон грузовых, специальных и других видов автомашин, различных видов бронетранспортеров, бронемашин, мотоциклов, разнообразных моделей стрелкового оружия, особенно пулеметов и автоматов (пистолетов-пулеметов), средств связи, приборов и иных видов технического и материального оснащения вооруженных сил; Вера в особые качества, достоинства либо недостатки немецкого или советского либо русского народов, за счет которые СССР или Германия в основном только и могли успению воевать или, наоборот, терпели поражения; Восприятие нашей огромной территории как безусловного преимущества перед Германией, хотя это обстоятельство имело и отрицательную сторону, а в первые недели войны и вовсе играло Для СССР в основном негативную роль, вследствие, например, слишком больших расстояний для проведения мобилизационных мероприятий, переброски войск, снабжения армии и т. д.; Переоценка сил сопротивления, действовавших в Германии и в других европейских странах, которые были се союзниками в начале войны или были оккупированы ею; Оценка политики некоторых стран в предвоенное и военное время, особенно Великобритании, США и Франции, как вполне миролюбивой и честной, хотя каждая из этих, как и в той или иной мере всех других стран, преследовала прежде всего цели защиты своих национальных интересов, особенно интересов и идеологических целей собственных господствующих классов (элит). Характерным в этом отношении является признание британского историка Ч. Б. Фуллера в традиционном стремлении своей страны в проведении политики поощрения соперничества ведущих континентальных держав Европы: «Врагом становилось не самое плохое государство, а то, которое больше, чем остальные, угрожало Британии или се империи. Так как такое государство обычно было сильнейшим из числа континентальных держав, британские государственные деятели в мирное время были на стороне второго но силе государства или группы государств, коалиция которых только слегка уступала сильнейшему государству».

Конечно, для каждого из явно заблуждающихся авторов набор характерных ошибок может быть своим, специфическим, что зависит от их идеологических убеждений, политических предпочтений, степени образованности и эрудированности, а также личных пристрастий.

Однако независимо от этих обстоятельств авторы даже с противоположными идейно-политическими позициями часто резко уклоняются в сторону своих идей из-за одних и тех же типичных исследовательских ошибок или доказывают свои крайние взгляды при помощи одних и тех же уловок. А субъективный уклон характерен вообще для большинства авторов трудов об этой войне,

Разоблачение столь неожиданных продолжателей дела Геббельса

Разоблачение столь неожиданных продолжателей дела ГеббельсаСреди типичных ошибок слишком «увлекающихся» авторов трудов о Великой Отечественной войне и связанных с нею исторических событиях можно выделить следующие (большинству из них уже уделено немало внимания в настоящей работе при освещении других вопросов): 1) преувеличение значения субъективных факторов в истории войны, то есть решений и поступков отдельных личностей, хотя они были продиктованы в значительной мере объективными обстоятельствами; кроме того, объективные обстоятельства играли определяющую роль в ходе войны и сами но себе; 2) оценка событий войны и предвоенных лет по процессу, а не но результату, по их промежуточным итогам, а не по конечным; 3) игнорирование того обстоятельства, что многие сведения о событиях и данные о силах, средствах и ресурсах участвовавших в войне сторон имеют в той или иной мере вероятностный характер; необоснованное признание их как бесспорно установленных и апеллирование к ним как к непреложной истине; 4) придание большего значения мелким и частным фактам, событиям и факторам, а не важнейшим и всеобщим (универсальным); у «заблуждающихся» авторов это в основном проявляется в том, что они не уделяют должного внимания их дифференциации и оценке, а у «тенденциозных» - в их определенной подборке; 5) оценка решений и поступков должностных лиц но их предполагаемым намерениям или по словам, причем нередко выраженных неофициально, непублично, а не по реальным поступкам и отраженным в документах решениям; 6) восприятие Германии конца 30-х - начала 40-х годов как страны с гораздо меньшим экономическим, научно-техническим, человеческим потенциалом по сравнению с СССР, хотя Германия вместе с фактически объединенной ею большей частью Европы в то время была гораздо мощнее нашей страны по большинству показателей ресурсного потенциала; преимущество же СССР в потенциальных для освоения природных ресурсах само по себе в Условиях сравнительно недолгого периода войны было почти полностью бесполезным; 7) игнорирование реальных политических ориентации большинства государств Европы и мира в целом накануне войны и в се начале, которые были очень неблагоприятными для СССР и в основном благоприятными для Германии; 8) восприятие И. Сталина в качестве полновластного диктатора в СССР перед войной, хотя он до мая 1941 года не занимал высших государственных постов, в отличие от А. Гитлера или даже других руководителей участвовавших в войне стран; не было у него и полной власти в правящей партии страны, которую он разделял с несколькими членами Политбюро ЦК ВКП(б) и секретарями ЦК ВКП(б); его большая реальная власть в стране до этого момента базировалась в решающей степени на огромном авторитете в правящей партии и в целом в обществе, уважении и чувстве признательности к нему других высших должностных лиц СССР, его выдающихся личностных качествах и энергичной деятельности, а также умении влиять на мнение своих коллег по высшим органам управления в стране при выработке совместных решений, через которые в основном осуществлялось управление страной, то есть он се должен был постоянно доказывать и поддерживать своими словами, решениями и делами; 9) чрезмерные взывания к настроениям широких народных масс СССР, в том числе солдат и офицеров, к их отношению к общественному строю в стране и политике властей: только одни считают, что народ в своем большинстве имел сильные коммунистические убеждения, а другие полагают, что он был сильно недоволен коллективизацией, политическими репрессиями, коммунистической идеологией; однако любые народы обычно в большинстве своем аполитичны и идеологически довольно равнодушны (впрочем, сам автор мало сомневается в том, что подавляющее большинство молодежи СССР в тс годы искренне верило в идеи коммунизма и советского патриотизма, а почти весь кадровый личный состав Красной Армии был вполне лоялен советской власти, хотя в других слоях общества и среди других групп населения страны отношение к ней в начале войны было самым разным); 10) игнорирование факта многовековой сильной отсталости России от передовых стран Европы, в том числе и Германии, по большинству показателей развития практически во всех основных сферах: науки и техники, промышленности, образования, подготовки специалистов, социальной и экономической инфраструктуры; гигантский рывок в развитии СССР в годы первых пятилеток позволил только сильно сократить это отставание; 11) представление о том, что уровень и качество техники в нашей стране были на уровне Германии, хотя Россия всегда от нее заметно отставала в этом отношении и отстает поныне.