Память храним:
Голосование:
 

Опрос

Ищите ли вы кого-то?

Да
Нет
Мне некого искать
Уже нашел

 
 
Видео:
Фотоматериалы
Реклама:
Реклама:
Яндекс цитирования Rambler's Top100

Анализ процесса прогрессирующего разложения

Именно поэтому с целью получения : более надежных историографических результатов мы бы хотели, чтобы это было доказано в этом труде, столь широком по охвату событий. Но стоит ли здесь подробно разбирать эту книгу, насчитывающую свыше тысячи страниц? Стоит ли отмечать все, с чем мы согласны и с чем, напротив, мы согласиться не можем?

Нужно ли, к примеру, говорить, что в этой книге, предназначенной для широкого читателя, мы наконец находим изображение истинной физиономии Муссолини, о которой до сих пор имели представление, по существу, только ученые и специалисты, если не говорить о том, что доступно здравому народному смыслу? Или о том, что в книге имеется очень тонкий анализ процесса прогрессирующего разложения, переживаемого фашизмом, а следовательно, и страной? И, наоборот, следует ли говорить о том, что мы считаем недопустимым то соотношение, которое авторы устанавливают между антисоциализмом и антилиберализмом Муссолини (они ставят вопрос с ног на голову) и согласно которому «авторитарные мероприятия Муссолини в отношении рабочего класса были продиктованы отнюдь не сознательной враждой к пролетариату, тогда как подобные мероприятия в отношении либеральных и демократических деятелей объяснялись его отрицанием принципа свободы»?

Можно было бы и дальше идти по этому пути, но работа слишком обширна, слишком богата фактическим материалом и наблюдениями, слишком органична, чтобы можно было дать здесь ее детальный анализ.

Социалистическое движение

Поглядите вокруг, чем же кончила: либеральная демократия после уничтожения фашистского гнета? Она существует сейчас в виде разрозненных, политически беспомощных группок, все более оказывающихся в плену своих собственных консервативных устремлений. Социалистическое же движение, представляемое коммунистической и социалистической партиями, бурно развивается, оно сумело извлечь урок из послевоенного кризиса, пагубной и самоубийственной политики либеральной демократии, милитаристской реакции и фашистской террористической демагогии и вышло на политическую арену еще более зрелым и более близким к власти.

Позиция максималистов

Позиция максималистов, нашедшая отражение на страницах «Аванти!», получила следующую ироническую оценку: «Социалисты не были побеждены, напротив - поражение потерпел буржуазный парламентаризм. Это тем более верно, что, остановившись на полпути, оба автора делают то тут, то там неверные замечания, дезориентируют читателя, обходя главные вопросы, касаясь их только вскользь вместо глубокого проникновения в их сущность и четкого анализа.

Попытка систематизации исторического материала по фашизму

В конце книги авторы предупреждают читателя, что их работа представляет собой «всего лишь первую попытку систематизации исторического материала по фашизму, цель которой послужить основой для дальнейших изысканий и обобщений». И все же мы сомневаемся в правильности принятого авторами решения - отказаться от более почетной задачи, которая наверняка была бы им по плечу; они остались верны преимущественно повествовательной манере изложения, отказавшись от подлинно историографической трактовки вопроса. Однако трудно ожидать от Сальваторелли и Мира этакой критической индифферентности, что, впрочем, само по себе абсолютно неосуществимо; поэтому обоим авторам вопреки объявленному ими намерению пришлось давать оценку событиям, имевшим слишком важное значение для истории нашей страны, чтобы можно было бесстрастно говорить о них тому, кто взялся за их систематизацию и изложение.

Обилие фактического материала

Скьяви сделал очень полезное дело, за что ему воздал благодарность и Луиджи Сальваторелли, рецензировавший данный том в «Стампа», ибо речь идет о включении в научную литературу весьма необходимого материала, касающегося, например, послевоенного кризиса, прихода фашизма к власти и Авентинского блока. Этот пятый том переписки открывается началом мирной конференции и завершается кануном «похода на Рим». Это был очень бурный период в истории Италии и всего мира, когда все проблемы, поставленные мировым конфликтом, сплелись в единый клубок, когда петля затянулась вокруг горла, настали сроки платежа по векселям и противоречия раскрылись во всем своем драматизме, когда с каждым днем все более выяснялась несостоятельность либеральных правящих кругов, склонявшихся к мысли передать власть в руки поднимавшегося националистического движения, исполненного мрачного стремления расправиться с пробудившимися к жизни народными массами и силами социализма, который, несмотря на переживаемые им тогда глубокие противоречия и допущенные тяжелые ошибки, все же выражал политические чаяния этих масс.

Книга Бономи

По сравнению с тем фактом, что то ли в силу их твердого и обдуманного решения, то ли, наоборот, по слабости и неспособности обуздать вырвавшиеся на свободу темные силы, они довели дело до того, что за несколько месяцев (конец 1920 - начало 1921 года) бюрократия, суд, полиция и армия тесно сомкнули свои ряды с фашизмом, раскрыв перед ним двери палаты и дав ему возможность стать важнейшей политической и парламентской, силой Италии. В заключение скажем, что эта книга Бономи, опубликованная после его смерти, принадлежит к числу апологетических произведений тех правящих групп, политика которых потерпела полный крах, ибо они превыше всего ставили задачу подавления «революции» и противодействия росту левых сил. Эта апологетическая литература, не имея никакой ценности в смысле критического анализа, заслуживает, однако, внимания, ибо предоставляет в руки ученого богатый фактический материал для выводов, которые должны явиться результатом изучения с точки зрения общеисторической перспективы усилий, надежд, ошибок, нерешительности и колебаний правящих групп дофашистского периода.

Саботажническая роль Конфедерации труда

Бономи дает нам свежие данные, которые позволяют считать, что этот лидер реформистского социализма совершенно порвал к этому времени с подлинным социализмом и скорее являлся представителем расплывчатого либерально-демократического течения, чем социализма. Автор отмечает также и саботажническую роль Конфедерации труда, тормозившую революционное движение.

Период существования последнего кабинета Джолитти

Бономи не мог не признать краха «демократического» интервенционизма. В первой главе нашел отражение шумный обструкционизм, организованный националистами при участии Муссолини против Биссолати в связи с его выступлением в театре Ла Скала; однако автор, как правильно отметил Раджоньери в своей рецензии в «Нуово коррьере», отводит в ней центральное место самозащите.

Демократический характер

Могли ли они придать вступлению Италии в войну демократический характер и добиться того, чтобы оно привело к благоприятным для демократии результатам? Послевоенный период похоронил их благие, но утопические и потому никчемные иллюзии главы работы Бономи об итальянской политике после Витторио-Венето служат продолжением задуманного им труда, который был начат большим томом об итальянской политике от Порта Пиа до Витторио-Венето и опубликован издательством Эйнауди в 1944 году, вызвав значительный интерес и благоприятное отношение критики в силу несомненных способностей автора воспроизводить исторические события. Новая работа Бономи, опубликованная посмертно, много меньше прежней по размерам, так как автор умер, не осуществив до конца своего замысла - довести изложение до установления фашистской диктатуры и далее до 1925 года; в действительности же он довел его лишь до времени существования последнего кабинета Джолитти.

Военные события

И все же в результате героического сопротивления на Пьяве, а затем битвы при горе Граппа итальянская армия пришла к славе Витторио-Венето. Альбертини, который I прослеживает не только военные события на всех фронтах, но и рассказывает об итальянской и международной политической жизни того времени, который посвящает особенно интересные страницы кампании в защиту угнетенных народов, завершившейся Римским конгрессом, а также политическим последствиям кампании, в ходе которой так ярко проявились непоследовательность Орландо и - тупая враждебность Соннино, пролил новый свет на ту страницу нашей истории, относительно которой мы имеем обыкновение даже не спорить.